Л. Коваленко — работает дорога

Дата публикации: 11-06-2015

Вот уже шестьдесят лет носит комсомол имя Владимира Ильича Ленина. Трудовыми подвигами в годы индустриализации страны, ратными подвигами во время войны, участием в послевоенном строительстве комсомол доказал не раз — имя Ленина он носит с честью.

Сегодня главное дело комсомола — строительство Байкало-Амурской магистрали. И здесь, как всюду, комсомол верен своим традициям: сквозное движение поездов по трассе Байкал — Амур решено открыть досрочно.

Но БАМ — это не — только тысячи километров стальных рельсов, пробитые в скалах туннели, мосты над бурными реками и просеки в тайге. БАМ — это еще и новые станции, поселки, города. И территориально-промышленные комплексы, сокращенно ТПК. Их в зоне магистрали будет восемь.

Мы расскажем о первом из них — Южно-Якутском.

ЗАЧЕМ НУЖЕН «МАЛЫЙ БАМ»!

Раньше в Нерюнгри можно было добраться самолетом из Якутска или машиной из Большого Невера — по опасной дороге, через четыре горных перевала. Теперь же, когда построен на якутской земле «Малый БАМ»,— по железной дороге через станцию Беркакит. В Нерюнгри идет техника. А оттуда— сплошной поток грузов.

На карте Южной Якутии обозначены месторождения угля, железной руды, апатитов, золота, слюды, редкоземельных минералов. Специалисты считают, что столь уникального сочетания угольных и железорудных месторождений больше не сыскать. Например, только в Алдано-Чульманском угленосном районе можно добыть больше двадцати трех миллионов тонн угля в год. Причем уголь здесь и энергетический, и коксующийся — необходимый для металлургии. И рядом — железная руда, запасы которой свыше двадцати миллиардов тонн. Отличная сырьевая база для будущего Дальневосточного металлургического завода.

Надо сказать, самое популярное слово в Нерюнгри, как мне показалось,— «будет». Будет металлургический завод. Будет каскад гидроэлектростанций на Олекме. Будет мощная строительная база для Дальнего Востока. Будет железная дорога дальше на север, от Беркакита до Якутска. Все это предусмотрено целевой программой «Южно-Якутский ТПК», которая входит составной частью в гигантский план освоения Сибири и Дальнего Востока, суперпрограмму «Сибирь».

И многое в Нерюнгри уже есть — ведь формирование территориально — производственного комплекса началось в 1975 году. За прошедшее время проложена железная дорога Тында — Беркакит — Угольная. По ней идут эшелоны, груженные углем, добытым в знаменитом Нерюнгринском разрезе,— о нем речь впереди. Пущена первая очередь Нерюнгринской ГРЭС. Наконец, построен новый город, лучше которого — так считают его жители, и я готова с ними согласиться,— нет на белом свете.

ЛЮДИ, МАШИНЫ, ЛЮДИ

— Прокатиться хотите? — окликнул нас с высоты двухэтажного дома, из кабины 180-тонного самосвала «Юнит-Риг», веселый водитель. Отказываться мы не стали, и вот с высокого «берега» Нерюнгринского разреза все как на ладони: ползут по черным колеям красные, желтые, оранжевые автомобили, порожние и груженные нерюнгринским угольком. Поворачиваются стрелы экскаваторов, и совсем крохотными кажутся отсюда, сверху, фигурки людей рядом с огромными машинами.

В длину разрез, окруженный поросшими тайгой сопками, протянулся на семь километров, в ширину — на пять. Толщина, или мощность, как говорят специалисты, угольного пласта — 28 метров. Чтобы добыть энергетические и ценные коксующиеся угли, нужно выбрать 450 миллионов тонн мерзлого грунта и измельченных скальных пород. Такие работы называют вскрышными или короче — вскрышей. Уникальному разрезу и техника требуется уникальная. Когда начинали разрабатывать это месторождение, нужных машин не было, создавали их специально для Нерюнгри.

Освоение Нерюнгринского угольного месторождения ведется на компенсационной основе, вместе с японскими фирмами. То есть из Японии в Южную Якутию везут необходимые машины, а взамен получают часть добытого здесь угля, очень нужного этой стране, не обладающей сырьевыми запасами. Вот поэтому в далеком южноякутском городе можно встретить много техники с маркой знаменитых зарубежных фирм. Но вот незадача — быстро «устают» иностранные машины. Не потому, что плохие, просто не выдерживают они пятидесятиградусных якутских морозов и ветров, ломаются детали и целые узлы…

Сейчас технику для Нерюнгри делают и на наших советских заводах — в специальном «северном» исполнении, то есть рассчитанную на суровые климатические условия Южной Якутии. Дело это нелегкое и ответственное. Поэтому, прежде чем начать серийный выпуск БелАЗов особо высокой грузоподъемности или экскаваторов ЭКГ-20, опытные образцы проверяют на выносливость и надежность здесь же, в карьере.

Гигантская стройка — гигантские машины. На БАМе работают самосвалы грузоподъемностью до 180 тонн!

Так что Нерюнгринский разрез — еще и испытательный полигон для самой современной и мощной техники. Над новыми машинами вместе работают конструкторы и водители, инженеры и механики. Впрочем, работа «плечом к плечу», пожалуй, одна из самых характерных особенностей большого коллектива, который трудится на комбинате Якутуголь. Ответственность за эксплуатацию и сохранность того же экскаватора, конечно же, зависит от квалификации экипажа, его внимательного отношения к машине, от ремонтно-профилактической службы… Но, оказывается, и от того, насколько точно специалисты пробурили скважины в скальной породе, насколько верно взрывники рассчитали мощность заряда. Допусти они ошибку, и придется экскаватору «грудью» идти на скальный монолит, навстречу аварии. Выходит, все работники разреза Нерюнгринский — как цепочка, каждое звено в которой самое важное.

САМАЯ ПОПУЛЯРНАЯ ПРОФЕССИЯ

Для того чтобы узнать, какая профессия самая распространенная на Всесоюзной ударной комсомольской стройке, совсем необязательно проводить социологическое исследование. Ясно и так — строитель. В Нерюнгри ни горняки, ни шоферы, ни бурильщики, ни врачи — никто не обижается, что строители «обошли» их по популярности. Наоборот, понимая, как много стоит перед ними срочных и важных задач, стараются помочь. К примеру, выходят на общегородской субботник по благоустройству новых микрорайонов или на строительство Дворца культуры.

В те дни, когда мне довелось быть в Нерюнгри, самой горячей точкой в городе была ГРЭС, готовились к пуску первой очереди на год раньше срока. Молодому городу, его промышленности необходимы энергия и тепло… Правда, ни мастерков, ни малярных кистей на площадке я не встретила. В готовых корпусах монтажники устанавливали оборудование, варили трубопроводы.

— До той поры пока ГРЭС не войдет в строй, все мы — строители,— сказал мне бригадир комсомольско — молодежного коллектива монтажников Владимир Русинов.— А когда закончим работу здесь… Что ж, городу нашему еще расти и расти, значит, найдется дело и нам.

В бригаде Русинова, одной из лучших на строительстве Не- рюнгринской ГРЭС, трудятся и знающие специалисты, и новички, которые лишь начинают познавать тайны профессии. В работе учатся не только тонкостям ремесла, но и ответственности за дело. Ведь один только некачественно сваренный шов в сложной системе трубопроводов ГРЭС может нарушить всю работу в целом, свести на нет усилия других создателей станции. И тут, как видите, тот же принцип — «плечом к плечу», именно он и помогает южноякутским строителям справиться с трудной задачей, досрочно ввести в строй первую очередь Нерюнгринской ГРЭС.

Известна в Нерюнгри, да и за пределами Южной Якутии комсомол ьско-молодежная бригада Анатолия Петровича Платонова, выстроившая целый новый город на пятьдесят тысяч жителей. Платоновцы начинали строительство деревянного города, первыми учились возводить панельные дома, когда з городе начал работу завод крупнопанельного домостроения. Но не только своими производственными успехами знаменита бригада Платонова.

Самая мощная техника бессильна без умелых рабочих рук, таких, как у этих ребят.

Всем гостям Нерюнгри обязательно показывают выросший в одном из новых микрорайонов сказочный теремок с островерхой крышей, украшенной резьбой. Еще удивительнее выглядит домик внутри. Есть там и музыкальный зал, и сауна с маленьким бассейном, и даже оранжерея. И конечно, раздевалки, душевые, комната совета бригады, красный уголок, потому что теремок этот — бытовка строителей. В коллективе Платонова больше ста человек, в обычном вагончике всем не разместиться. С материалами у ребят проблем не было — свой замечательный домик сделали они… из отходов стройки: бракованных панелей, обрезков древесины, словом, из всего того, что остается обычно на площадке после того, как дом закончен.

—           Но ведь пройдет год-другой, и ваша бригада закончит строительство этого микрорайона. Что же будет с вашим теремком, кому он останется? — спросила я Платонова.

—           А хозяева уже известны,— улыбнулся Анатолий Петрович,— во-он в той школе они учатся…

Мы стояли на крыльце бытовки под резным навесом и смотрели, как подъезжают к одному из новых домов грузовики, суетятся новоселы, втаскивая в подъезд громоздкую мебель. А потом я увидела над крыльцом большой плакат: «Не всем дано так щедро жить — на память города дарить!»

ГОРОД НА РЕКЕ ТЫСЯЧИ СЕРЕБРЯНЫХ ХАРИУСОВ

Нерюнгри — слово эвенкийское, так называется река, на которой стоит молодой город и в которой, если верить переводу, водится тысяча серебряных хариусов. Не знаю насчет хариусов, но всякой другой рыбой реки Южной Якутии богаты. И животных в тайге немало — лоси, олени, пушные зверьки. И цветы там необыкновенно красивы — например, огромные голубые колокольцы.

—           Нам здесь жить, значит, мы и отвечаем за всю эту красоту.— И Виктор Жуков так по-хозяйски обвел рукой вокруг, что стало ясно — действительно, отвечает и готов бороться, не жалея сил, чтобы сохранить природу края, ставшего ему родным. Жуков — командир специализированного оперативного комсомольского отряда по борьбе с браконьерством, машинист бурового станка Нерюнгринского угольного разреза и активный противник «материковой» психологии.

—           Много работы у отряда? — спросила я Виктора.

—           Понимаете, к нам сюда разные люди приезжают. В основном настоящие, кого работа влечет, кто хочет себя на стойкость проверить. Но есть и такие, которым лишь бы побольше заработать да податься в теплые края, они чувствуют себя временными обитателями. Такому все равно — поставить капкан на стельную лосиху или стену в подъезде изрезать, оставить в тайге зажженный костер или в нерест выйти к реке с неводом.

В отряде, которым руководит Виктор Жуков, чуть больше тридцати человек. Однако единомышленников и добровольных помощников у ребят гораздо больше. Это и школьники, и члены туристского клуба «Аян», и еще многие жители Нерюнгри. Все, кому дорого будущее Южной Якутии.

Замечу, что о завтрашнем дне региона, в частности о сохранении его уникальной природы, ученые и проектировщики позаботились с самого начала. Для будущего города предусмотрена эффективная система водозаборных и очистных сооружений. В микрорайонах Нерюнгри в отличие от многих других районов массовой застройки, что приходилось мне видеть прежде, тут и там встречаются скверы, парки, островки нетронутой тайги. Это не только создает неповторимое лицо города, но и позволяет сохранять чистоту воздуха, несмотря на относительную близость угольного карьера… Или вот еще один факт — когда строительство Нерюнгри лишь начиналось, там сразу же появилось почти полсотни маленьких котельных. Теперь их всего две — зато больших, рассчитанных на дальнейший рост города. Работают они экономичнее маленьких, а значит, дыма от них меньше. Да и трубы стали выше. Развитие промышленности и экология идут в Нерюнгри рука об руку.

СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ ИЛИ ЮЖНАЯ ЯКУТИЯ!

В Южной Якутии экзотики в избытке. Юный город Нерюнгри расположен в предгорьях Станового хребта. Климат здесь далеко не курортный — короткое и капризное лето с частыми затяжными дождями, зима долгая и суровая; ртутный столбик опускается временами до 52 градусов ниже нуля. К тому же Нерюнгри находится на 900 метров выше уровня моря, в зоне восьмибалльной сейсмичности. Если мало этого, прибавьте сюда еще и «вялую» вечную мерзлоту, где мерзлый грунт пронизан так называемыми линзами льда…

Словом, условия для работы и жизни в Южной Якутии, согласитесь, не самые благоприятные. Нельзя забывать и о некоторой бытовой неустроенности, неизбежной для развивающегося города. И тем не менее сотни и тысячи добровольцев пишут сюда письма с просьбой пригласить их на работу, приезжают в Нерюнгри и остаются навсегда. Не пугают ни холода, ни сложности с жильем, ни удаленность от центра.

В бригаде Владимира Русинова я спросила у монтажников, кто откуда приехал в Южную Якутию. География оказалась широкой: Алушта и Севастополь, Донецк и Ставрополь, Горький и Волгоград, Усть-Каменогорск, Уфа, Ульяновск, Светловодск… Что же привело новоселов в Нерюнгри и удерживает здесь, несмотря на все трудности?

Оказалось, кое-кого привлекают именно трудности. Другим захотелось повидать далекие якутские земли, потом понравились и природа и люди. Да еще представилась редкая возможность «на пустом месте» построить новый город, поработать на уникальной технике.

—           А как быть с услышанной мной в Нерюнгри поговоркой, что, мол, лучше Северный Кавказ, чем Южная Якутия? — спросила я ребят.

—           Да что там Северный Кавказ,— махнул снисходительно рукой монтажник Саша Шерстюк,— я вот из Крыма, из Алушты. Самые что ни на есть курортные места, у самого синего моря. Отслужил в армии и приехал сюда навестить брата, да так и остался. Разве ж наши якутские просторы можно с чем-нибудь сравнить? Ну а шутка и есть шутка. Кто приезжает сюда с интересом, с открытыми глазами, тот вряд ли променяет Южную Якутию даже на Черноморское побережье…

После того, что довелось мне увидеть в Нерюнгри, после всех встреч с его молодыми строителями (а средний возраст жителей города — 25 лет), мне и в голову не пришло усомниться в Сашиных словах. Их мог сказать только человек, бесконечно влюбленный в суровую якутскую землю, преданный работе и своим друзьям. А таких здесь много. В Нерюнгри уже сегодня больше 90 ООО жителей…

На станции Беркакит мы постояли у монумента в честь строителей БАМа. «Вот сюда и пришел первый в Якутии поезд,— негромко сказал инструктор горкома комсомола Анатолий Луковцев,— самый первый…» И я подумала о том, что с этой станции, с первого поезда началась еще одна новая и интересная страница в истории этого далекого и щедрого края. Работает дорога!

Л. КОВАЛЕНКО Фото А. АБАЗАЕВА

Мне лично очень нравятся публикации журнала Юный Техник, и современная техника поражает воображение просто. Недавно проходила публикация о самодельных часах а я как раз искал подсветку к настенным часам это мне очень помогло, ведь когда видно сколько время среди ночи, это то что надо.

Случайное

Сб (АНТ-40), они были первыми

Переправы к победе

Батарейка тоньше бумаги

Сухопутные хищники — киты

Скачать ЮТ №4 апрель 1984

Электричество— по трубам

Сохраняйте дистанцию!

Поплавок для воронки

Без пыли

Уроки мастерства. Разметка

Размышления по поводу одной модели

Штепсель-светлячок

Изразцы

«Муха» как муха

На пути к орбитальным комплексам

Новое Случайное Нас нашли

©2009-2014  Адрес в интернете: http://unteh.ru